Новости

Самые влиятельные психологи мира










Пресса

Плата за пользование социальной сетью

Фракция ЗЛЛ может изменить мнение о поддержке Затлерсу

Британца посадили за сожжение Корана

Долги ЗЛЛ в 2010 году достигли почти 200 000 латов

Разговор о пенсии по существу

«Остановим воров в законе!»

Начали работу избирательные участки

Клиентов "прачечных" пугают тюрьмой

Новости Даугавпилса

Молодежь выступила достойно

«Языков много, колыбельная — одна»

Хотим знать, за что платим!

НОВОСТИ ГОРОДА

Такому соседу не рады

Радио SWH могли продать за 5 млн. латов

Рижские стоянки стали бесплатными

На чемпионате Латвии - 12 медалей

Слактерис вернет солдат из Ирака к Лиго

Французские дни в Елгаве

Одинокая жизнь в заколдованном круге. Выхода нет?

В Латвии

Шведы помогают нашим велосипедистам

Натела Селищева: "Проблемы - наши друзья"

Интернет-гид

Хорошенько подумай, прежде чем жечь!

Закюсала ждёт крачек

Михаил Жванецкий: "Я с молодости люблю портвейн"

Кувалдой по "икарусу"

Картина на ладони расскажет о судьбе

Знакомая незнакомка Эдгара Микельсона

    Новости -> Как поделить ребенка, или Почему Управление образования делает "нужные" заключения для "своих" людей?

Как поделить ребенка, или Почему Управление образования делает "нужные" заключения для "своих" людей?

30.12.2011 15:15


«Наша» получила очередную жалобу: специалисты Управления образования выдают справки «по блату», тем самым поддерживая ситуацию, когда при расставании супругов ребенка используют в качестве орудия шантажа и зарабатывания денег
Свой приход в редакцию «Нашей» симпатичная семейная пара объяснила так: «Вы пишете о проблемах, сложившихся в системе городского Управления образования, а мы на своем опыте убедились в непрофессионализме его отдельных сотрудников — специалистов Центра психологической помощи, поэтому и решили сделать этот факт достоянием гласности».
Выслушав историю и изменив имена героев, мы посчитали необходимым предоставить нашим героям возможность рассказать о себе и своей непростой ситуации на страницах «Нашей Газеты».
Сколько стоит ребенок
Максим — обычный молодой человек. Правда, в отличие от большинства современных мужчин он уверен, что должен заботиться обо всех своих детях, даже рожденных вне брака. Рассказывая об отношениях, связывающих его с матерью его дочери, Максим кратко признает: «Мы не были зарегистрированы — у нас был гражданский брак. Но я официально признал дочь и не только не отказываюсь финансово помогать ее растить, но и хочу как отец участвовать в процессе ее воспитания».
Максим познакомился с Ириной, когда у него уже был печальный опыт неудавшейся семейной жизни, поэтому не спешил закреплять их отношения регистрацией. В первом браке у него был сын (сейчас парню уже 20 лет), но отец по-прежнему опекает его и сохраняет хорошие дружеские отношения с бывшей женой.
Сам Максим не планировал, что у них с Ириной будет совместный ребенок, но если уж Богу это было угодно — он ничего против не имел. Однако рождение дочери так и не привязало Максима к Ирине, постоянные споры и конфликты не прекращались.
А затем в его жизни появилась Рита — очаровательная молодая женщина, с которой Максим не только официально расписался, но и венчался, получив церковное благословение.
Ирине Максим помог приобрести и обставить квартиру, ежемесячно платил деньги на содержание дочери. Но кризис и, как следствие, резкое уменьшение заработков заставили его эти «неофициальные алименты» несколько сократить. Тем более, Рита сейчас не работает — они ожидают прибавления в семействе.
Естественно, Ирину такая ситуация не устраивала, поэтому она подала на Максима в суд, насчитав, что на содержание ребенка в возрасте 4,5 года отец должен платить не менее 333,85 лата в месяц. Откуда такая сумма?
Из этих трех сотен около 113,5 лата идут на уплату коммунальных услуг, 200 латов в год требуется на детский отдых на море, 369 латов — на приобретение одежды в течение всего года, 15 латов ежемесячно — на развивающие игры, книги, журналы, посещение театров и музеев, 20 латов — на карандаши, краски, клей, цветную бумагу, линейки и пеналы, 17 латов на средства гигиены (в т.ч. 3 лата — на туалетную бумагу), 5 латов — на шампунь и детский крем, 2 лата — на мыло и т.д.
Кроме выставления Максиму финансовых претензий Ирина стала препятствовать и общению отца с дочерью. «Мне разрешено видеть ребенка только по рабочим дням, а с моей работой это никак не получается, — с горечью говорит Максим. — Мне приходится отпрашиваться с работы, договариваться с начальством, чтобы забрать ребенка из садика. Я хотел бы с дочкой встречаться по выходным, но мне не дают. Родной отец не может ребенка видеть, а то, что девочка находится порой у каких-то подруг, совершенно посторонних людей — это нормально. Саму Ирину регулярно видят в городских клубах. Девочка такая славная, а тут недавно говорит: «Папа, мама сказала, что ты плохой». Я ребенка всегда хочу видеть и участвовать в ее воспитании, но я прошу разрешить мне с ней встречаться, когда я свободен».
Поэтому потерявший терпение Максим был вынужден обратиться в Сиротский суд, чтобы официально закрепить за собой право на встречи с дочерью.
Как делается «заказуха»
Вот, в общем, мы и подошли к тому состряпанному в Управлении образования документу, который так возмутил Максима и Риту.
Дело в том, что Даугавпилс — город не такой уж большой, и скрыть что-то от живущих в нем людей практически невозможно. Поэтому очень скоро Максим узнал, что Ирина обратилась за помощью к «непробиваемому» адвокату — Дзинтре Николаенко. А у той, в свою очередь, есть свои связи и знакомые в Управлении образования. Поэтому именно специалист УО будет писать психологическое заключение, предоставляемое в Сиротский суд. И напишет она именно то, «что надо». Поэтому Максим даже не пошел на встречу к такому психологу.
«Заказное» заключение действительно было написано исключительно «в поддержку» матери девочки — Ирины. Однакоэто заключение «специалиста» УО Сиротский суд, к счастью, посчитал недостаточно полным.
Психологи — народ очень сдержанный и предпочитающий не комментировать действия своих коллег. Но нам все-таки удалось узнать, что в случае неявки одного из родителей психолог, пишущий такого рода заключение, обязан выяснить причины этой неявки, а главное — очень подробно описать их в документах, что не было сделано специалистом Управления образования.
Чтобы, не дай Бог, не допустить ошибки, психологи обязаны встречаться и с членами новых семей разведенных супругов. Ведь, приходя к папе домой, дочка будет общаться не только с отцом, но и с его новой женой.
В данном конкретном случае, не побеседовав ни с Максимой, ни с Ритой, а только, якобы, со слов 4-летней девочки специалист Центра психологической помощи Управления образования в заключении пишет: «По словам девочки, когда она бывает у отца, с ней играет только тетя Рита. Но девочка не хочет играть с тетей, а хочет играть с отцом».
Возникает законный вывод: либо в Центре психологической помощи УО работают столь незнающие специалисты, либо состряпать такую «липу» на заказ для сотрудников УО — привычное дело. Только непонятно, как в этом ведомстве «привычным делом» может быть не соблюдение закона и интересов ребенка, а личные связи и личная выгода?
Малыш должен быть уверен, что его все любят
Рассказывает Рита: «Дочка Максима очень любит у нас бывать — кажется, если бы ей было позволено, она бы от нас не ушла. Она очень смышленая девочка, но я порой не знаю, что ей отвечать — мне очень больно слышать ее слова: «Мама сказала, что ты — ragana, ведьма, а ты не такая».
Девочка очень похожа на Максима. Когда она уходит от нас, плачет. Она рисует картинки: «Мой любимый папочка, моя любимая Риточка». Если бы девочка ко мне реально не тянулась, я бы просто не пришла бы к вам в редакцию. Девочка меня признала, и я ее признала. А когда дети признают чужих — это очень важно. Все проблемы начались, когда Максим начал платить меньшую сумму. До этого я была хорошей, а сейчас, оказывается, я плохо влияю на девочку. Честно признаюсь, я занимаюсь ребенком не потому, что она дочка Максима, а потому, что мне она очень нравится.
Поэтому меня очень возмущает: КАК специалист-психолог мог дать такое «объективное» заключение, даже не поговорив ни с отцом ребенка, ни со мной, фактически забыв об интересах ребенка?! Я считаю, что какие бы ни были отношения между взрослыми, малыш должен быть уверен, что его любят все взрослые, и любой всегда придет ему на помощь...»


Источник: http://www.pribaltnews.ru/rus/novosti/n1041674

 

Добавить комментарий

Ваше имя:

Комментарий





© 2011-2012 psihologijaspasaule.lv