Новости

Самые влиятельные психологи мира










Пресса

Плата за пользование социальной сетью

Фракция ЗЛЛ может изменить мнение о поддержке Затлерсу

Британца посадили за сожжение Корана

Долги ЗЛЛ в 2010 году достигли почти 200 000 латов

Разговор о пенсии по существу

«Остановим воров в законе!»

Начали работу избирательные участки

Клиентов "прачечных" пугают тюрьмой

Новости Даугавпилса

Молодежь выступила достойно

«Языков много, колыбельная — одна»

Хотим знать, за что платим!

НОВОСТИ ГОРОДА

Такому соседу не рады

Радио SWH могли продать за 5 млн. латов

Рижские стоянки стали бесплатными

На чемпионате Латвии - 12 медалей

Слактерис вернет солдат из Ирака к Лиго

Французские дни в Елгаве

Одинокая жизнь в заколдованном круге. Выхода нет?

В Латвии

Шведы помогают нашим велосипедистам

Натела Селищева: "Проблемы - наши друзья"

Интернет-гид

Хорошенько подумай, прежде чем жечь!

Закюсала ждёт крачек

Михаил Жванецкий: "Я с молодости люблю портвейн"

Кувалдой по "икарусу"

Картина на ладони расскажет о судьбе

Знакомая незнакомка Эдгара Микельсона

    Новости -> Горький вкус сладкого вина

Горький вкус сладкого вина

21.02.2004 08:44


Любое мало-мальски общественно значимое событие, как вино, имеет послевкусие. Оно может быть сахарно-приторным или сладковато-пряным, а может быть горько-едким или безвкусно-пресным. Человек существо мыслящее и, совершив что-то, извлекает или не извлекает из этого уроки. Смакует или отплевывается. Прошло уже много дней со дня массовой демонстрации учащихся русских школ в защиту обучения на русском языке. А послевкусие осталось, и желание понять происходящее тоже. Тем более что активно готовятся новые акции протеста. Не будет ли после них вкуса горечи?

Такие разные и одинаковые подростки

Весь жизненный путь личности усыпан возрастными кризисами. Некоторые из них проходят незаметно для окружающих. Как например, кризис первого года жизни, который вместе с ребенком переживают только его родители. Аналогично протекает и кризис трех лет, получивший в психологии название — "Кризис "Я сам". В более зрелом возрасте, если и случаются кризисные периоды (согласно психологической науке — кризис 33-х лет, 45-ти, 60-ти), то человек, как правило, переживает их внутри себя, наученный горьким жизненным опытом, не демонстрировать свои переживания окружающим. А вот подростковый кризис — самый демонстративный, самый бурный и социализированный. Родители, учителя, сверстники, братья, сестры, близкие и дальние родственники, порой даже случайные прохожие оказываются вовлеченными в бурные подростковые противоречия.

Одна юная поэтесса написала о себе и своих сверстниках:

В нас столько всякого напихано,
О нас такое понаписано,
В нас столько всякого наносного,
В нас столько всякого ненужного,
В нас столько всякого наружного,
В нас столько всякого нарочного,
В нас столько всякого хорошего…..
А люди ходят и не верят нам…
Они большие и сухие,
Они гуляют, как по берегу,
Вокруг бушующей стихии.

И вот эта бушующая стихия выплеснулась на улицу. Точнее, ее выплеснули.

Одна из психологических особенностей подростка — повышенная активность. Его привычное состояние — движение. Подросток просто заболевает, если его лишают возможности двигаться, действовать. Бесспорно, что только три задержанных полицией подростка на несколько тысяч — это показатель организованности и слаженности.

Но если организаторы приписывают эту заслугу себе, то зря. В подобной организованности, в первую очередь, заслуга самих подростков. Они приняли правила игры. Подросткам пока еще интересно правильно играть в забастовки и митинги. Им интересно идти по утреннему городу колонной, ведь это — ощущение единства, единения, а в первую очередь — повышенное внимание. Автомобилисты сигналят, пассажиры проезжающих мимо автобусов машут, кто-то сыпет в след нецензурной бранью, но равнодушных мало. А как интересно держать над головой табличку с номером своей школы (правда, директора некоторых учебных заведений, провожая своих подопечных на митинг, просили: "Табличку не светить и интервью не давать"). А от этого еще интереснее становится, ведь игра идет "на грани фола".

Гипноз — это передача образов

Но накал эмоций и выплеск адреналина у участников данных манифестаций происходит в тот момент, когда можно, стоя под окнами Президентского Дворца или министра образования, вместе со всеми скандировать хором ритмичные лозунги. Это уже, ничто иное, как массовый гипноз.

В психотерапии под гипнозом понимается психофизиологическое состояние, вызываемое внушением (главным образом словесным) и сопровождающееся подчинением воли. То, что происходило на улицах нашего города можно считать приближенным к техникам Эриксоновского гипноза.

Милтон Эpиксон общепризнанный во всем мире авторитет в области гипноза и кpаткосpочной психотерапии. Идеи, методы, техники созданные им, в настоящее время доминиpyют в американской психологии и оказывают заметное влияние на все науки, которые так или иначе связаны с человеком или группой людей, в том числе и на политтехнологии. Эpиксон, бyдyчи несомненно одаренным человеком, вынужден был творить и изобретать в силу жестокой необходимости, поскольку находился в тяжелом физическом состоянии. Он от pождения был лишен цветоощущения, не различал звуки по высоте, и воспроизвести любую, самую простую мелодию было для него делом совершенно невозможным. Hо и это еще не все. В 17 лет он перенес приступ полиомиелита и выздоровел полностью, благодаря единственно лишь pазpаботанной им самим пpогpамме реабилитации.

Несколько лет, работая психотерапевтом в различных клиниках, Эpиксон развивал свой метод. Так появился гипноз, названный его именем. Когда Эpиксона спрашивали, что такое гипноз, он неизменно отвечал: "Гипноз — это передача образов". А разве на происходящих митингах не было именно передачи образов, в том числе образа врага?

Техники Эpиксоновского гипноза позволяют проводить внушение в бодpствyющем состоянии, причем часто другой человек и не догадывается, что в данный момент подвергается воздействию. Одна из техник эриксоновского гипноза — активизация всех каналов восприятия — аудиального, визуального, кинестетичского (телесного). Во время манифестаций школьников так и было. На аудиальном уровне — скандирование лозунгов; на визуальном — плакаты, таблички, листовки; на кинестетическом — футболки, значки. Во все информационные выпуски попала картинка с подростком, на обнаженном теле которого было написано: "Нет — реформе !" Это наглядный пример передачи визуально-кинестетического образа.

Возможно, большинство участников акций протеста не согласится и даже возмутится, услышав, что они находились под гипнотическим воздействием. "Мы пришли вполне осознанно. Это наш выбор" — скажут они. Да, это их выбор, но он был планомерно навязан и внушен.

Во избежание эксцессов подростки заранее договаривались: матом не ругаться, не курить, по газонам не ходить. И искренне радовались тому, что нашли в себе силу воли в течение нескольких часов выполнять эти незамысловатые правила, как они думали, собственного сочинения. Но все эти правила были заранее прописаны и растиражированы.

Четко, выверено по времени, грамотно психологически была найдена и поднята на массовые акции целевая аудитория. В данном случае это — подростки, которые засиделись по интернет-кафе, которым тесен стал чат и mirc, и которым порядком поднадоели клубы. Ведь подростковая натура жаждет чего-нибудь новенького, свеженького. Личность подростка ищет выхода своей социальности. И в таких условиях организаторам осталось только взять в руки мегафон, выйти перед подростками и педагогически поставленным голосом четко отдать команду: "А сейчас 53-я и 86-я, дружно, вместе — "Руки прочь от русских школ!" Кстати, подобные действия взрослых документально засвидетельствованы в видеоматериалах российских телекорреспондентов. И это тоже передача образа.

Еще одна психологическая особенность подросткового возраста — поиск кумира. Этим объясняются подростковые влюбленности в поп-звезд, в известных людей. Для наиболее восприимчивых подростков некоторые члены штаба Защиты русских школ тоже превращаются в таких кумиров. Девчонки обмениваются впечатления от мужчин-членов Штаба: "Он (следует фамилия известного штабиста) такой лапочка!", "А он (и фамильярное называние по имени), он подошел к нам близко-близко".

Есть и совершенно иная категория подростков. Это — нигилисты. Они не ходят на митинги, хотя может быть в душе они и завидуют тому, что у их сверстников такая интересная общественная жизнь. "Мне наплевать на эти митинги, это все равно ничего не даст", "А политикам наплевать на мнение народа", "Мне все равно на каком языке учиться". Эти две группы подростков начинают вступать в конфронтацию друг с другом. Разлад непосредственно в подростковой среде — еще один результат митингов и демонстраций в защиту русских школ.

Нет, родился я не поздно…

Когда-то пионерско-комсомольским активистам тоже казалось, что они спасут мир. Не очень правда было понятно от кого спасать. То ли от буржуинов-империалистов, то ли от мещанства и равнодушия. По большому счету, "от кого" — было не важно. "Если не я то, кто же", "Не спеши трубить отбой", "Светить всегда, светить везде", "Нет, родился я не поздно — продолжается борьба" — эти и масса других лозунгов вели за собой, увлекали, вокруг них вертелось то, что называлось общественная жизнь.

Сегодня на смену тем патетическо-патриотическим и подчас наивным лозунгам пришли другие — "Нет реформе!", "Руки прочь от русских школ!". Но есть одна деталь: пионерско-комсомольские лозунги и девизы ориентированы были на личность, они побуждали к личной активности, к работе в первую очередь над собой. Лозунги сегодняшние требуют изменения окружающей действительности. И опять попадание в десятку. Большинству подростков свойственно — стремление подчинять, доминировать, навязывать свою позицию. Каждому подростку хочется, чтобы именно его мнение было принято, чтобы его точка зрения считалась истинной.

Зачем третьеклассник Пашка ходит на митинги?

Пашка с гордым видом шел по школе, пока не был остановлен строгой учительницей и препровожден в учительскую. Выслушав замечание педагога по поводу пропуска уроков, мальчик, гордо закинув голову, сказал: "Вообще-то я на митинге был!". В учительской повисло молчание. Учителя старших классов с любопытством разглядывали вихрастого ученика начальной школы. Умудренная опытом классная наставница от неожиданности присела в кресло. Первым нашелся молодой преподаватель английского языка: "А можно поинтересоваться, за что же вы митинговали, молодой человек?"

"Я не "за" что-то, я "против". Против латышских школ и латышского языка! А еще мне там картинку дали! — и из кармана был бережно извлечен карманный календарик на 2004 год, с логотипом Штаба и традиционными лозунгами. — А в следующий раз значок подарят!"

Пашкины родители давно не занимаются его воспитанием и вряд ли они в курсе столь высокой социальной активности и гражданской позиции своего сына. Конечно, Пашкиных сверстников на митинги ходит не много. Но если в сознании даже одного девятилетнего ученика зарождается такая целенаправленная агрессия, то можно утверждать, что наше общество стремительно катится в пучину межнациональной розни. Пашке всего девять, а он уже не "за", а "против".

Пашка оказался смелым малым, он не побоялся быть растоптанным или раздавленным. Он еще пойдет на митинг, он как "сын полка" И пока мирно уживаются в нем две мотивации — это мотивация "против" и желание иметь большой круглый значок, который ему обязательно подарят.

Что дальше?

Учиться на родном языке — право, которое должно быть у каждого. И все прекрасно понимают, что значит эта пресловутая формула 40-60. Это лишь занавес, за которым откроется истинная неприглядная картина. И только мораторий на реформу образования может сейчас позитивно повлиять на ситуацию.

Но вовлечение детей в политические игры является преступлением. Не уголовным, а психологическим. Преступлением против личности. Так, может, пора нам, взрослым, сделать шаг…


Источник: Иоланта Лейтланде, психолог

 

Добавить комментарий

Ваше имя:

Комментарий





© 2011-2012 psihologijaspasaule.lv