Новости

Самые влиятельные психологи мира










Пресса

Плата за пользование социальной сетью

Фракция ЗЛЛ может изменить мнение о поддержке Затлерсу

Британца посадили за сожжение Корана

Долги ЗЛЛ в 2010 году достигли почти 200 000 латов

Разговор о пенсии по существу

«Остановим воров в законе!»

Начали работу избирательные участки

Клиентов "прачечных" пугают тюрьмой

Новости Даугавпилса

Молодежь выступила достойно

«Языков много, колыбельная — одна»

Хотим знать, за что платим!

НОВОСТИ ГОРОДА

Такому соседу не рады

Радио SWH могли продать за 5 млн. латов

Рижские стоянки стали бесплатными

На чемпионате Латвии - 12 медалей

Слактерис вернет солдат из Ирака к Лиго

Французские дни в Елгаве

Одинокая жизнь в заколдованном круге. Выхода нет?

В Латвии

Шведы помогают нашим велосипедистам

Натела Селищева: "Проблемы - наши друзья"

Интернет-гид

Хорошенько подумай, прежде чем жечь!

Закюсала ждёт крачек

Михаил Жванецкий: "Я с молодости люблю портвейн"

Кувалдой по "икарусу"

Картина на ладони расскажет о судьбе

Знакомая незнакомка Эдгара Микельсона

    Новости -> Очевидец: соцработники начали хамить пострадавшим в Maxima

Очевидец: соцработники начали хамить пострадавшим в Maxima

04.12.2013 16:43


16-летняя Даниэла Бурдукевич потеряла в Maxima свою маму. Все дни, 21, 22, 23, ноября провела она возле руин, надеясь услышать хорошие новости... но ожидания оказались тщетными. Тело Юлии Бурдукевич нашли последним. Женщина погибла на глазах своей 14-летней падчерицы, не родной сестры Даниэлы, которую успели спасти. Юлия Тихомирова, руководитель балетной студии Арабеск, которая теперь морально поддерживает свою воспитанницу, рассказала Русскому TVNET, какая борьба за отстаивание прав девочки сейчас проходит. Такое чувство, что мы не европейской стране живем, а в каменном веке, - призналась она с горечью.

Фото Даниэлы облетело все латвийские СМИ — девочка со слезами на глазах ждет свою маму возле злосчастного магазина. Сейчас единственную родную дочь погибшей — Даниэлу поддерживают близкие и друзья, в том числе и Юлия Тихомирова — она знает Даниэлу с 3 лет, с девочкой сложились теплые и доверительные отношения.

Внесем ясность: хотя семья Бурдукевичей и большая,из действительно родных по крови людей у девочки осталась лишь бабушка и отец — тот, однако, давно не живет в семье. Семья Даниэлы до трагических событий состояла из 7 человек: мама, она, отчим, две его дочери, бабушка и дедушка, который также не является кровным родственником. С мужем погибшая Юлия давно рассталась и он не принимал участия в воспитании дочки.

Психологи, ауу!

«Новость застала меня в Италии, - рассказывает Юлия Тихомирова. - Мы сразу же прилипли к телевизору, интернету, где все очень красиво расписывалось: помощь оказывается, психологи рядом, собираются деньги.

Мы даже стеснялись позвонить Даниэле, предполагая, что наверняка с ней рядом много народа и без нас хватает помощи».

Прилетев в воскресенье, 24 ноября, педагог бросилась к Бурдукевичам — тогда уже были известны трагические новости. И столкнулась с иной реальностью: «Я была потрясена. В доме не было ни одного соцработника, ни одного психолога: рыдала бабушка, все девочки (не родным сестрам Даниэлы, соответственно, 12 и 14 лет) находились в шоковом состоянии. А из всей медицинской помощи, оказанной медиками, был лишь визит доктора с поликлиники, который вколол девчонкам такие психотропные, что у них начались галлюцинации: начали качаться люстры, летали мушки перед глазами»

Марш в детдом!

Семья Бурдукевичей жила скромно: погибшая женщина работала в зоомагазине. Поэтому никаких денежных накоплений у семьи не было, хоронить женщину было не на что.

Все что получила Даниэла перед похоронами — это 40 латов пособия от Думы плюс те пожертвования, которые собирали в школе и в балетной студии знакомые люди.

«Балетные» взяли девочку под опеку и вместе отправились в Рижскую Социальную службу, что на Базницас в Риге, чтобы узнать что же теперь будет с девочкой, какие пособия ей полагаются, как оплачиваются похороны.

«Нас завели в кабинет, - рассказывает Юлия, - где работницы, выслушав нас, заявили, что пока ничего не знают. Я попросила объяснить, какие счета нам надо предъявлять после похорон, чтобы потом государство оплатило их. В ответ прозвучал ответ, что, мол никто ничего нам не обязан объяснять и единственное, что нам могут сейчас предоставить — услуги психолога».

Такое «отфутболивание» возмутило сопровождающих девочку и тогда Юлия решила проконсультироваться с начальством:

«Вышел руководитель службы господин Эрвин Алкснис, и, знаете, достаточно высокомерно стал с нами разговаривать, как будто перед ним сидели попрошайки.

Он спросил, обращаясь к Даниэле: Девочка, а тебе жить негде? А зачем ты вообще сюда пришла?... После сказанного меня буквально затрясло»,- вспоминает педагог.
Дальше — больше. Когда, по словам Юлии, речь зашла о пресловутых 10 000 латов от Рижской думы, тот не нашел ничего лучшего, как заявить, что если в семье нет денег на питание, тогда Даниэлу забирают в детский дом. «Представляете, прямо при ребенке! Она была просто шокирована», - вспоминает собеседница Русского TVNET - Когда же мы спросили про возможную компенсацию для сестры Даниэлы, на глазах которой произошла трагедия, Элкснис отрезал:царапины мы не оплачиваем!

Ziedot. Lv на русском не разговаривает!

С фондом ziedot.lv, по словам Тихомировой, тоже нет конкретики. Близким Бурдукевич достоверно известно, что фонд получал деньги адресно — то есть люди желали помочь именно Даниэле и указывали это в перечислениях. «

Но она не увидит эти деньги, - так нам заявили в фонде, попеняв на то, что заявление написано на русском языке.

На тот момент нам сказали следующее: девочка должна написать заявление от руки, на что ей нужны деньги. На лечение в санатории, на курсы, на учебу в ВУЗе. И тогда в фонде будут рассматривать прошение и решать, выделить ли на нам средства».
Людей натравливают друг на друга

«У меня такое ощущение, что людей кидают в драку за эти деньги и сами службы не понимают, кто кому когда должен оплатить», - считает Юлия.

По ее словам, опекуном девочки сразу после трагедии был объявлен родной отец, который, напомним, давно не живет с семьей. Он, в свою очередь, подсуетился, открыл счет и уже заключил договор на перечисление денег. «Нам стоило больших трудов «отбить» эти единственные пока перечисленные 4 500 латов от ziedot.lv всем пострадавшим», - откровенничает педагог.

Сейчас друзья девочки наняли юристов, которые помогают разрулить ситуацию. Так, сейчас готовится официальное прошение в ziedot.lv c целью установить, сколько именно средств перечислено на девочку и как по закону можно получить эти деньги.

«Такое чувство, что мы живем не в европейском стране! Нужно организовывать какое-то общество пострадавших в Maxima — поодиночке защищать интересы будет трудно!», - заключила Ю. Тихомирова.

Социальная служба: мы тоже люди!

Мы обратились за комментариями в Социальную службу Рижской думы. Русскому TVNET cтало интересно, прошли ли какой-то инструктаж работники после трагедии, каким правилам этики они следуют, контактируя с людьми до сих пор находящимися в шоковом состоянии. Лита Брице, руководитель отдела информирования жителей Департамента Благосостояния Рижской думы ответила нам, что в службе разработан и действует стандарт по обслуживанию клиентов — неизменен он и после трагедии.

Конечно, работники работают во внештатной ситуации, но делают сейчас свою привычную работу, только более сконцентрированы. Напомним, что вся информация стекается и помощь пострадавшим и близким погибших в Золитуде предоставляется одном месте - на улице Базницас 19/23 в Риге.

«Часто люди жалуются на наших сотрудников, не всегда понимая специфику их работы.

Социальные услуги оказываются согласно латвийскому законодательству, нормативным актам Кабинета министров и Рижской думы. У нас нет прав в одностороннем порядке решать какие-то вопросы, в том числе и по начислению пособий, - объяснила Брице. - Каждый случай рассматривается индивидуально, согласно заявленным клиентом требованиям

и только после этого принимается решение относительно социальной помощи или предоставлении услуги».
По словам сотрудницы Соцслужбы, клиентам не нравится, что соцработники напоминают о необходимости привести в порядок документы и соблюдать требования, прописанные в нормативных актах.

«Чтобы решение проблемы было наиболее результативным, необходимо двухстороннее сотрудничество и диалог между нами и клиентом. Возможно, в вашем случае была эмоциональная реакция на то, что человек диктует свои требования, абсолютно не прислушиваясь к пояснениям соцработника, который хочет помочь. Конечно, тогда он плохой и никуда не годный.

У нас у всех было тяжелое эмоциональное время, но мы стараемся помочь каждому. Поверьте мне, все стараются работать на совесть!» - подытожила Брице.

Счет Даниэлы Бурдукевич:

Daniela Burdukeviča 141296-10609 LV74HABA0552037631644




Источник: http://rus.tvnet.lv

 

Добавить комментарий

Ваше имя:

Комментарий





© 2011-2012 psihologijaspasaule.lv